Дорогой Гагарина. Интернет-проект к 50-летию полета в космос Ю.А. Гагарина

Из воспоминаний доктора медицинских наук И.И. Касьяна об отборе первых кандидатов в космонавты.
19 июля 1983 г., Москва.

РГАНТД. Ф. 99. Ед. хр. 310. Расшифровка фонозаписи на магнитной ленте. Время звучания — 43 мин. 20 сек.

Касьян Иван Иванович (1920–1990), учeный в oблacти aвиaкocмичecкoй мeдицины. Д.м.н. (1974). B 1956–1975 работал в НИИАМ, ГНИИИАиКМ. Зaнимaлcя пpoблeмaми aдaптaции opгaнизмa к ycловиям нeвecoмocти. Bыпoлнил 363 полeтa нa нeвecoмocть нa caмoлeтe Ty-104A. Пpинимaл yчacтиe вo вcex paбoтax пo мeдицинcкoмy oтбopy первых кaндидaтoв в кocмoнaвты и их пoдгoтoвкe к осуществлению космических полетов.

В середине 1959 г. в Москве после межведомственного совещания под председательством академика Келдыша по рекомендации Сергея Павловича Королева перед медиками была поставлена задача отобрать среди военных летчиков истребительной авиации ВВС кандидатов в отряд космонавтов. Это должны быть абсолютно здоровые люди, небольшого роста и веса, с высокими морально-волевыми качествами, хорошей летной подготовкой и устойчивостью к воздействию различных факторов космического полета. В то время при отборе кандидатов в космонавты были строгие ограничения, связанные с конструкцией космического корабля «Восток» и с условиями полета[1]. Эти условия были приняты потому, что профессии летчика-истребителя и космонавта имеют много общего. Во время полета летчики-истребители встречаются с шумом работы реактивных двигателей, перегрузкой и кратковременной невесомостью. В сложных аварийных ситуациях летчик должен быстро и грамотно принять правильное решение. Группой ученых АН СССР и специалистов в области космической медицины был составлен общий план отбора и подготовки космонавтов к первому космическому полету. После соответствующего инструктажа несколько групп авиационных врачей выехали в разные города Советского Союза для предварительного отбора летчиков в кандидаты в космонавты с последующим углубленным клинико-физиологическим обследованием в Центральном научно-исследовательском авиационном госпитале[2] в г. Москве.

Мы с врачом-невропатологом Михаилом Николаевичем Поляковым в июле 1959 г. выехали в авиационные части, расположенные в Прибалтике, заранее составив несколько вопросов, на которые летчики во время беседы должны были ответить. Там мы сначала изучили медицинские летные книжки и отобрали тех летчиков, которые для нас подходили. Врачи рассказали о состоянии их здоровья и своих наблюдениях, [сделанных] в ходе летной подготовки. Затем попросили командира части пригласить на беседу отобранных летчиков. Беседовали с каждым летчиком в отдельности. Кроме обычных вопросов — даты и места рождения, семейного положения, — в конце беседы задавали в основном три вопроса. Первый — «Желаете ли вы летать на более современных типах самолетов, на новой технике?» Как правило, на этот вопрос все летчики давали положительный ответ. Второй — «Хотели бы вы летать на новых типах самолетов и работать летчиком-испытателем?». Большинство летчиков давали свое согласие и интересовались, когда это будет. А когда задавали третий вопрос — «Хотели бы вы полететь на ракетах вокруг Земли?» — то по мимике лица, по взгляду сразу можно было определить, желает ли этот человек полететь или нет. Большинство летчиков отвечали «Да». У них загорались искорки в глазах, и они спрашивали, а что надо сделать, чтобы полететь на космическом корабле, какими видами тренировок они могли бы заняться, — и давали согласие на полет. Некоторые из них после третьего вопроса сникали, не могли сразу ответить, отвечали нерешительно — тут, мол, надо подумать. А два летчика сразу отказались от такой неизвестной для них работы.

Тех летчиков, которые подходили нам, мы просили, чтобы они никому не рассказывали о нашей беседе. Им обещали, что их вызовут в Москву на специальную медицинскую комиссию. Затем кандидаты еще раз обсуждались с командиром части и замполитом полка. Нам удалось отобрать шестерых кандидатов — это были крепкие здоровые летчики с хорошей летной подготовкой, достаточно большим налетом часов на реактивных самолетах. Все они были зачислены в список кандидатов, отбираемых в группу для первого космического полета.

Через некоторое время в ЦНИАГ стали пребывать из войсковых частей отобранные летчики. Из Заполярья прибыли 7 октября Юрий Алексеевич Гагарин и 30 декабря — [Г.С.] Шонин[3]. 3 октября из летных частей Ленинградского Военного округа — Герман Степанович Титов[4], из Москвы — Владимир Михайлович Комаров[5]. Как-то мне пришлось поехать к Владимиру Николаевичу Полякову, который работал в авиационном госпитале, где проходили медицинскую комиссию ото-бранные летчики. В вестибюле деревянного особняка беседовали несколько летчиков — они были в больничных пижамах с белыми воротничками. В стороне от них стоял терапевт Евгений Алексеевич Федоров и беседовал с летчиком небольшого роста и крепкого телосложения, который ему что-то интересное рассказывал, а в конце беседы приятно улыбнулся. Это был Юрий Алексеевич Гагарин, с которым я тогда в первый раз встретился и познакомился. В это время Юрию Алексеевичу Гагарину шел 26-ой год.

Было создана медицинская комиссия, в которую вошли очень опытные авторитетные специалисты разного профиля. В течение сорока дней летчики проходили различные испытания в барокамере, сурдокамере, на центрифуге, вибростенде и других стендах. Медицинское обследование велось с помощью новейших физиологических, электрофизиологических и биохимических методов. Специалисты медицинской комиссии отсеивали кандидатов в космонавты при малейшем отклонении в состоянии здоровья от требований, предусмотренных в инструкции, которые по сравнению с врачебными требованиями летной комиссии были намного завышенными. Пожалуй, такой комиссии еще до сих пор не было. По выражению Юрия Алексеевича, врачей было много и каждый строг, как прокурор. Летчиков, которые не выдерживали этих испытаний, отправляли обратно в их авиационные части.

Юрий Алексеевич сначала успешно прошел медицинский осмотр у окулиста, терапевта, [ото]ларинголога, невропатолога и хирурга. Прошел все испытания на стендах. Посмотрели состояние скелета рентгеном. Все было хорошо. Медицинская комиссия рассмотрела результаты обследования кандидатов и решила допустить 20 летчиков для подготовки к космическому полету. 7 марта 1960 г. на приеме у Главкома ВВС Главного маршала авиации [К.А.] Вершинина[6] космонавтам сообщили, что все они зачислены в первый отряд космонавтов. В отряд вошли: Гагарин, Титов, Беляев, Николаев, Быковский, Леонов, Попович, Комаров, Шонин, Горбатко, Хрунов, Волынов и др. Руководителем и наставником первого отряда космонавтов был назначен известный летчик, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Николай Петрович Каманин[7], а первым начальником Центра подготовки космонавтов — опытный авиационный врач Евгений Анатольевич Карпов[8].

 

РГАНТД. Ф. 99. Ед. хр. 310. Расшифровка фонозаписи на магнитной ленте. Время звучания — 43 мин. 20 сек.


[1] В своих воспоминаниях в 1984 г. И.И. Касьян уточнил: «[…] в то время Главный конструктор Сергей Павлович Королев, гений советской космической науки, один из величайших конструкторов XX века поставил перед нами задачу. Надо было по его рекомендации среди летчиков военной истребительной авиации отобрать несколько молодых людей, а из них отобрать двух человек: первого космонавта и его дублера. В это время знали, что в Америке из 511 человек отобрали уже космонавтов, «великолепную семерку», и готовили к полету. Мне пришлось участвовать в отборе первых космонавтов в Советском Союзе. Но Сергей Павлович Королев поставил очень сложные условия при отборе и мужчин, и женщин к первому космическому полету. Прежде всего, первый человек, который полетит на космическом корабле, должен быть как можно меньше ростом, максимальный рост допускался 170 сантиметров. Почему? Потому что конструкторы сделали таким образом кабину космического корабля «Восток», что, скажем, полететь в этой кабине Елисееву, Шаталову, Рюмину было бы невозможно. Они просто не влезли бы в нее. Второе – что этот человек должен быть как можно меньше весом, потому что учитывался каждый грамм во время выведения корабля на орбиту. И третье – чтобы он обязательно имел желание полететь на космическом корабле. Мне приходилось беседовать с летчиками здесь, под Москвой, и в Прибалтике; когда они уже приехали в Москву в авиационный госпиталь – а их было раз в 50 больше, чем вас сидит в этом зале – то они прошли, может быть, самую жесткую медицинскую комиссию, которая существовала в Советском Союзе. Отобрали для первого полета 20 человек. Впоследствии их называли Гагаринский набор». РГАНТД. Ф. 99. Ед. хр. 386.

[2] С 1956 по 1966 гг. – НИАГ.

[3] Шонин Георгий Степанович (1935–1997), летчик-космонавт СССР. Член первого отряда космонавтов. К.т.н. (1971). Генерал-лейтенант. С 1957 по 1960 проходил службу в истребительных авиаполках ВВС Балтийского и Северного флотов. С 1960 – в ЦПК ВВС. Совершил один космический полет на КК «Союз-6» (1969) по программе первого в мире группового полета трех КК «Союз-6»–«Союз-7»–«Союз-8». Герой Советского Союза (1969). Награжден орденами Ленина (1969), Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды.

[4] Титов Герман Степанович (1935–2000), военный летчик. Летчик-космонавт СССР. К.в.н. Генерал-полковник авиации (1988). Заслуженный специалист Вооружённых Сил СССР (1991). С 1957 по 1960 проходил службу в истребительных авиаполках Ленинградского ВО. Член первого отряда космонавтов. В 1960–1970 проходил службу в Центре подготовки космонавтов ВВС. В 1960–1961 проходил общекосмическую подготовку, непосредственную подготовку к полету на КК «Восток», был дублером Ю.Гагарина. Совершил один космический полет на КК «Восток-2» (1961) – первый космический полет продолжительностью более суток. В 1966–1970 проходил подготовку в группе по программе «Спираль». В 1974–1979 – зам. председателя Госкомиссии по проведению летно-конструкторских испытаний КК 7К-С (7К-СТ). В 1973–1991 – председатель нескольких госкомиссий по испытаниям ракетно-космических систем, в т.ч. орбитальных пилотируемых станций (ОПС) «Алмаз» и РН «Зенит». Герой Советского Союза (1961). Лауреат Ленинской премии (1988). Награжден орденами Ленина (17 июня и 9 августа 1961), Октябрьской Революции (1985), Трудового Красного Знамени (1976), «За заслуги перед отечеством» III степени (1995), медалями. Именем Г.С. Титова названы кратер на Луне и Главный центр испытаний и управления космических средств, входящий в состав Космических войск РФ.

[5] Комаров Владимир Михайлович (1927–1967), летчик-космонавт СССР. Военный инженер-электромеханик (1959). Член первого отряда космонавтов. С 1959 по 1960 проходил службу в ГКНИИ ВВС: помощник ведущего инженера, испытатель. С 1960 по 1967 – в ЦПК ВВС. Совершил два космических полета: первый в 1964 в качестве командира экипажа многоместного КК «Восход» вместе с К.П. Феоктистовым и Б.Б. Егоровым; второй – на КК «Союз-1». КК «Союз-1» совершил досрочную посадку, но на конечном этапе СА разбился, космонавт погиб. Дважды Герой Советского Союза (1964, 1967 посмертно). Награжден орденами Ленина, Красной Звезды, медалями.

[6] Вершинин Константин Андреевич (1900–1973), советский военный деятель. Главный маршал авиации (1959). В январе 1957 был вновь назначен главкомом ВВС и зам. министра обороны СССР. Герой Советского Союза (1944). Награжден шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени и др.

[7] Каманин Николай Петрович (1908–1982) – военачальник, один из организаторов и руководителей отечественной пилотируемой космонавтики. Генерал-полковник авиации (1967). Участвовал в спасении челюскинцев. В 1956–1958 – командующий воздушной армией, с 1958 – заместитель начальника Главного штаба ВВС по боевой подготовке. С 1960 – помощник Главнокомандующего ВВС по космосу, руководил отбором и подготовкой первых советских космонавтов. Герой Советского Союза (1934). Награжден тремя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Суворова II степени, орденами Кутузова II степени и Красной Звезды, несколькими иностранными орденами, а также медалями.

[8] Карпов Евгений Анатольевич (1921–1990), генерал-майор м/с (1966). К.т.н. Первый начальник Центра подготовки космонавтов ВВС (1960). С 1947 старший научный сотрудник НИИИАКМ ВВС. В 1959 участвовал в первичном отборе кандидатов из летчиков-истребителей реактивной авиации ВВС. Одновременно с отбором кандидатов в космонавты проводил работу по созданию ЦПК. С декабря 1963 – зам. начальника ГНИИИАиКМ. Награжден орденом Ленина (1961), двумя орденами Красной Звезды, медалями.